RUS ENG
Мероприятия БНПА: Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
[все мероприятия]

Новости БНПА

05.09.2018
IV форум малого и среднего бизнеса регионов стран-участниц ШОС и БРИКС в Уфе (Россия)
подробнее

29.08.2018
Об утверждении требований к содержанию технических листов и этикеток энергопотребляющих устройств разных видов, формам этикеток и составу сведений, которые на них указываются, а также классов энергетической эффективности
подробнее

20.08.2018
15 августа 2018 года в Минске в здании Ректората Белгосуниверситета прошла Конференция «Евразийский экономический союз: стратегия дальнейшего развития»
подробнее

02.07.2018
Внимание! Конкурс инновационных проектов (работ, мероприятий) ИННОВАЦИОННЫЙ ФОНД-2019
подробнее


[архив новостей]

Зачем предпринимателям объединяться


Роль и функции предпринимательских объединений в современной социально-экономической системе на примере зарубежного опыта и отечественных реалий обсудили представители белорусских бизнес-союзов и Парламента на семинаре-совещании, проведенном 30 октября в Минске по инициативе Совета по развитию предпринимательства.

В мировой и европейской практике есть разные варианты объединения предпринимателей. Скажем, в Польше и Болгарии – это дело добровольное. В Германии и Казахстане – обязательное. Образцом для подражания может стать опыт ФРГ, где деловые союзы играют важную роль. Они активно уча­ствуют в законотворчестве: от участия в подготовке и обсуждении отдельных законопроектов до права вето на них. При этом для предпринимателей член­ство в Ремесленной палате, торгово-промышленной палате или какой-либо бизнес-­ассоциации является обязательным, рассказал генеральный директор Ремесленной палаты земель Восточного Бранденбурга Уве Хоппе. Это дает определенные права и налагает обязанности, в т.ч. по уплате членских взносов. В то же время члены палаты получают доступ к бесплатным юридическим, консультационным, маркетинговым услугам (что с лихвой окупает взносы), а что еще важнее – к политическому лобби. К мнению структуры, за спиной которой 11 тыс. компаний с весомой долей работников и ВВП региона и страны, вынуждено прислушиваться любое правительство.

Какой вариант предпочтительнее для Беларуси? Мнения участников семинара разделились. Так, депутат Валерий Бороденя полагает, что сегодня отечественный бизнес на добровольной основе объединиться не может. Вероятно, государство должно принудить его к объединению, чтобы получить «некое консолидированное мнение». В качестве примера депутат напомнил историю принятия Закона «Об аудиторской деятельности». Более 1200 аудиторов не смо­гли тогда объединиться, чтобы сформулировать общую позицию. На 5 аудиторов 3 мнения, а потому в любом споре всегда побеждает Минфин, сыронизировал В. Бороденя. Изменить ситуацию могло бы создание в каждой сфере саморегулируемых организаций с обязательным членством в них. Это заведомо нелегкий путь, но по нему надо идти, чтобы принять на себя часть регуляторных функ­ций государства.

Саморегулирование: вопросы без ответов

У предпринимателей сегодня нет стимулов добровольно вступать в общественные организации, признает лидер РОО «Перспектива» Анатолий Шумченко. Но нет и «расширенных механизмов», позволяющих этим структурам себя проявить. Если бы каждый предприниматель после регистрации был обязан вступить в какое-либо общественное объединение – по сфере деятельности или в многопрофильное, то появился бы стимул как для конкуренции среди таких объединений, так и для повышения сознательности предпринимателей, полагает А. Шум­ченко. Но одновременно требуется усилить роль и влияние общественных объединений, расширить их права в законо­творческом процессе и т.п.

Решить эти задачи можно было бы в законе о саморегулируемых организациях (СРО). Но после активного обсуждения, проходившего несколько лет назад, о нем, казалось бы, забыли. Оказывается, это не так. Депутат Владислав Щепов сообщил, что проект не дошел до принятия, поскольку не удалось договориться о целях и принципах саморегулирования, в т.ч. о том, нужна ли кон­куренция между общественными организациями. В некоторых отраслях считают достаточным наличия одного объединения, в иных вообще не видят в них смысла. Ключевой вопрос: какие конкретно регуляторные и контролирующие функции намерено передать государство в СРО? Это может быть профессиональное образование, стандарты, сертификация, а иногда право доступа на рынок. Нужно понимать, чьи интересы станут отстаивать такие структуры. Здесь возможно множество конфликтов интересов: между государством и обществом, участниками рынка и потребителями, рядовыми членами объединения и его руководством и т.п.

Не менее важно, кто возглавит саморегулируемые организации. Председатель Минского столичного союза пред­принимателей и работодателей Владимир Карягин припомнил давний разговор с главой государства об обязательном членстве в бизнес-союзах. Если будет принято такое решение, руководителей станет назначать Президент, предупредил А. Лукашенко.

Сегодня бизнес-союзы объединяют не более 3–5% пред­принимателей, а потому их стремление выступать от имени всего делового сообщества выглядит не совсем обоснован­но. Неудивительно, что власти далеко не всегда прислушиваются к предложениям бизнес-­союзов, а порой вообще их игнорируют. Об этом свидетельствует и состав Совета по развитию предпринимательства, большинство членов которого представляют лишь самих себя.

Дайте стимулы

Как бы ни был интересен опыт Германии, у нас разные институциональные основы, отметил председатель БНПА Александр Швец. Если в экономике доминирует госсектор, то и в отраслевых союзах доминируют госпредприятия. А потому прежде чем рассуждать о всеобщем объединении, нужно провести «предквалификационную работу»: создать равные условия для государственного и частного бизнеса, разумно уменьшить присутствие государства в тех отраслевых бизнесах, где оно неэффективно. Если в Германии в законодательстве и на практике решены вопросы защиты прав и интересов частного бизнеса, местные объединения пред­принимателей могут вволю заниматься образованием. У их белорусских коллег другие насущные проблемы.

Одна из них – материальная. Например, бизнес-союзы давно и безуспешно добиваются раз­решения включать в затраты, учитываемые при налогообложении, членские взносы. Если бы членство в союзах было обязательным, то вопрос решился бы сам собой, «перепрыгнув» из нормы подп. 1.16 п. 1 ст. 131 НК в подп. 1.17. Но проблему можно было бы решить иначе – если бы законодатели сочли это целесообразным. Столь же тщетно бизнес-­союзы пытаются вернуть себе право на понижающие коэффициенты при аренде офисов.

Затянувшаяся проволочка с взносами и арендой наглядно свидетельствует о реальном отношении государства к биз­нес-союзам. Впрочем, у самих предпринимателей оно ничем не лучше. Если бы они всерьез были заинтересованы в про­цветании своих союзов, то нашли бы средства на взносы, даже если при этом не уменьшается налогооблагаемая прибыль, а кто-нибудь и предоставил несколько комнат под офис за символическую плату. Но одни бизнесмены отговариваются отсутствием средств, другие уверены, что надежнее решать свои проблемы в одиночку, особенно если есть доступ к административному ресурсу. Однако если случится сбой, то и выкручиваться придется самостоятельно.

Между тем отсутствие средств не позволяет бизнес-союзам эффективно работать, привлекать квалифицированных кон­сультантов и экспертов для обсуждения законопроектов, проведения исследований и выработки предложений, защищать интересы своих членов. Все это держится на энтузиазме отдельных активистов и изредка перепадающих зарубежных грантах.

Кому это надо

Государство само должно ответить, нужны ли ему сильные бизнес-ассоциации, считает исполнительный директор БСПН им. М.С. Кунявского Жанна Тарасевич. Если да, государство будет готово передать определенные функции СРО, а те – способны их принять, то механизм саморегулирования может заработать. Создание соответствующего законодательства нужно, но его одного недостаточно. Ведь даже малый бизнес не сконцентрирован в одной отрасли. Требуются многоотраслевые струк­туры или возможность вступать сразу в несколько СРО, причем особых стимулов к конкуренции здесь не будет, предупредила Ж. Тарасевич. Но если членство в таких структурах станет обязательным, то бизнес воспримет это негативно. Придется еще объяснять, чем они отличаются от налоговых органов. В качестве примера представитель БСПН привела казахстанскую организацию «Атамикен». Обязательное членство в ней уже вызвало негативную реакцию значительной части местных предпринимателей, причем дело дошло до судебных разбирательств.

Прежде чем добиваться принудительного членства, необходимо пройти несколько этапов, первый из которых – укрепление потенциала биз­нес-­союзов. Пока им нечего предложить предпринимателям кроме членских взносов и скромного перечня услуг. Законодательство ограничивает возможности участия юридических лиц в бизнес-союзах, не позволяет им заниматься ком­мерческой деятельностью. Возможно, следовало бы принять закон об объединениях предпринимателей, разграничить отраслевой и региональный уровень, полагает Ж. Тарасевич. Важно обеспечить эф­фективный диалог местных властей с бизнес-союзами, реально говорящих от имени всех предпринимателей.

Директор инкубатора малого предпринимательства Сергей Найдович надеется, что обязательное членство хотя бы в одном союзе решит многие вопросы, в т.ч. связанные с коррупцией, создаст здоровую конкуренцию. В качестве примера он привел ПВТ: это полностью государственная структура, «а смотрите, как развиваются, прекрасно отбиваются от налоговых органов». В основе такого успеха, по мнению С. Найдовича, лежит кон­солидация IT-бизнеса. Остальные предприниматели разобщены. Каждый ждет, когда кто-то за него решит все проблемы.

Нужно спросить у государства: нужны ли ему бизнес-союзы, считает сопредседатель союза юридических лиц «Рес­публиканская конфедерация предпринимательства» Виктор Маргелов. «Если да, то какие права нам даете как партнерам? Наверное, мы не нужны, т.к. не видим, куда развиваться, – сам же ответил на свой вопрос В. Маргелов. – Нужно определиться с целями, модернизировать конфедерацию предпринимателей, а если не получится – создать экономическую или предпринимательскую палату – своеобразный «союз союзов». При этом не должно быть «царей», назначенных государством, если оно хочет слышать мнение пред­принимателей».

* * *

Итак, многие представители нынешних бизнес-союзов с рядом оговорок поддерживают идею обязательного членства в предпринимательских объединениях. Но нужно ли это государству? Ведь концентрация в одном или нескольких по-нас­тоящему массовых организациях активных, состоятельных и компетентных людей, чего доброго, окажется таким цент­ром общественной силы, который бюрократия не сможет контролировать. Для чиновников куда безопаснее и удобнее придерживаться принципа «разделяй и властвуй», имея дело с дюжиной мелких биз­нес-­союзов, имитировать диалог через буксующие общественно-консультативные советы, оставляя частному сектору то место, которое сочтет нужным.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА
Подробнее на сайте Экономической газеты:
https://neg.by/novosti/otkrytj/zachem-predprinimatelyam-obedinyatsya