RUS ENG
Мероприятия БНПА: Апрель
ПнВтСрЧтПтСбВс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30       
[все мероприятия]

Новости БНПА

10.04.2018
Бизнес-союзы Беларуси сказали «Стоп Е40!»
подробнее

30.03.2018
28 марта в Минске прошла Международная научно-практическая конференция «Фискальная политика в целях устойчивого экономического развития»
подробнее

29.03.2018
Семинар по вопросам применения Декрета Президента Республики Беларусь от 23 ноября 2017 г. № 7 «О развитии предпринимательства»
подробнее

24.03.2018
VII Международный экономический форум
подробнее


[архив новостей]

Всем по работе и зарплате


На совещании об актуальных вопросах развития страны 9 марта Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества» не является экономическим и финансовым, а прежде всего несет в себе «идеологический и моральный аспект». Оказывается, его цель не пополнить бюджет, а «заставить работать тех, кто должен и кто может». При этом Президент поручил к 1 мая решить вопрос трудоустройства всех безработных, а также напомнил о необходимости неукоснительного исполнения ранее данных поручений по доведению в течение года средней зарплаты до уровня в 500 USD и поддержанию жесткой исполнительской дисциплины. О том, как решить эту задачу, мы попросили рассказать специалистов.

Всем по работе и зарплатеОльга РУДЬ, директор образовательного и кадрового центра «Новое завтра», член Совета Ассоциации дополнительного образования и просвещения, кандидат социологических наук

Определенный уровень без­работицы существует во всех странах, в т.ч. самых развитых. 100% трудоустройства – это миф, негативно характеризующий ситуацию в стране и в экономике. Приемлемый уровень безработицы регулирует рынок труда, повышает конкурентоспособность рабочей силы и самих предприятий за счет регулирования уровня занятых и затрат на них.

Трудоустроить всех к 1 мая еще менее реально, чем создать новых 50 тыс. рабочих мест за год или обеспечить зарплату в 500 USD. В настоящий момент в стране фактически имеется не менее 250–300 тыс. безработных, если считать по международной методике. Даже если чиновники отчитаются о выполнении поручения за минимальный срок, поверить в это будет невозможно. Скорее всего, Президент имел в виду только официально зарегистрированных без­работных («мой помощник выедет туда заранее и пригласит публично безработных людей ко мне на встречу»). А ведь их численность в 6 раз меньше. Как найти и трудоустроить всех ос­тальных? И почему эти люди не становятся официальными без­работными?

Если предположить, что гос­предприятия обяжут трудоустроить всех безработных (т.к. заставить это сделать бизнес они не смогут, ведь рабочие места там создаются, только если они экономически эффективны и востребованы бизнес-­моделью), то это сразу скажется на стоимости выпускаемой продукции. Зарплаты и отчисления на них (которые увеличивают для работодателя сумму зар­платы почти вдвое) придется заложить в себестоимость белорусских товаров, и так малоконкурентоспособных на мировом и отечественном рынке. Кроме того, зарплата излишне занятым будет выплачиваться за счет экономии фонда оплаты труда текущих штатных работников. Таким образом, план в 500 USD в 2017 году станет еще более невыполнимым. Если же не повышать стоимость продукции, то эти места будут только в штатном расписании, а людей реально придется отправлять в неоплачиваемые отпуска. Ведь даже имеющимся в штате сотрудникам с трудом выплачивается зарплата, а на многих предприятиях имеется излишня занятость. Требование ее снизить – одно из главных условий меж­дународных кредитных ор­га­низаций. Неужели мы рискнем еще больше подорвать их доверие?

Трудоустраивать безработных, среди которых многие – с высшим образованием, на рабочие места, предложенные Президентом (ме­сти улицы, высаживать леса и т.д.), – это значит осознанно снижать квалификацию рабочей силы, нивелируя затраты государства и граждан на образование и снижая ее привлекательность для работодателей и инвесторов в будущем.

Запрет на безработицу «рас­слабит» имеющих работу, перечеркнет необходимость повышать свой уровень и развиваться профессионально, т.к. они будут понимать, что уволить их не смогут, чтобы они ни делали. В социальных сетях шутят, что до 1 мая можно вообще не ходить на работу, все равно не уволят. Очевидно, что это также снизит качество рабочей силы и ее производительность.

Какой должна быть эффективная политика в отношении безработных со стороны государства?

1. Создание максимально ком­фортных условий для от­крытия и ведения бизнеса и предпринимательства. Например, в 2016 г. в связи со значительным ухудшением ситуации на рынке труда многие задумались о самозанятости и открытии своего дела. Максимум запросов от наших клиентов пришелся на курсы по открытию ИП, которых необходимо как можно больше и бесплатных. Но многие нам говорят так: «Я бы открыл ИП, но такие страхи рассказывают потом, как закрывали» – и боятся даже начинать. Это ненормально – отбивать охоту у людей, уже замотивированных на самозанятость.

2. Содействовать в переподготовке и повышении ква­лификации, особенно с помощью кратко­срочных обу­чающих курсов прак­тической направленности. Ведь многие не могут трудоустроиться, т.к. не имеют актуальных практических навыков по своей профессии. Получается, что при таком количестве безработных не хватает нуж­ных специалистов. Подобные курсы – хорошая воз­можность понять за короткий срок и значительно меньшие деньги, чем при получении долгосрочного об­разования, подходит ли вам данная профессия и стоит ли дальше заниматься ее освоением. Сейчас работодателей волнует не предъявляемый документ, а возможность быстро приступить к своим обязанностям, выполнять их эф­фективно и приносить нанимателю доход, а не затраты на оплату труда. Хотя бы частичная финансовая поддержка государством лю­дей, которым необходима переподготовка (безналичные суб­сидии на оплату обучения), помогла бы улучшить ситуацию. Необходимо включить в систему обучения безработных частные цен­тры, позволить присваивать разряд без необходимости обучения по программам Минобразования (которые в 2–3 раза дольше и включают много того, что никогда не пригодится в реальной трудовой деятельности). Наладить со­трудничество в переобучении населения госучреждений и частных центров (разработать систему сов­местных мероприятий). Не счи­тать тех, кто учится на курсах, «тунеядцами», если на момент обучения у них нет постоянной работы. Упростить условия получения бес­платного образования без­работными, стоящими на учете. Ведь сейчас в это время нельзя даже подработать.

3. Важно разъяснять, что за свою судьбу ответственен сам человек. К сожалению, многие, как и в советские времена, продолжают думать, что за них все должно сделать государство, и поэтому практически не проявляют инициативы. Государство должно помогать активно: предлагать инструменты выхода из тяжелой ситуации, создавать соответствующую экономическую среду для бизнеса, для сокращения теневой экономики и перехода в официальную занятость и бизнес, а не заниматься сбором «податей», озлобляющих людей.

Татьяна ДОЛИНИНА, кандидат экономических наук, доцент, заведующая кафедрой БГТУ

Всем по работе и зарплатеФактический уровень безработицы, по данным выборочного обследования домашних хозяйств, за 2016 г. составил 5,8% от экономически активного населения, т.е. на уровне естественной безработицы. Еще часть людей находится в вынужденных отпусках без сохранения зарплаты, работают в режиме неполного времени. Имеются и просто «лишние» работники, о чем свидетельствует утверждение 15.12.2016 г. новых Методических рекомендаций по проведению кадровой диагностики организаций в целях выявления потенциально избыточной чис­ленности работников. Потенциально избыточная чис­ленность, по дан­ным кадровой диагностики, за ян­варь–сентябрь 2016 г. составила 5,4%. С ней надо что-то делать в рамках оптимизации занятости. Задача трудоустроить всех безработных противоречит этой цели.

В клубке противоречий сред­няя зарплата в 500 USD становится несбыточной мечтой. Со­гласно Программе социально-­экономического развития на 2016–2020 годы ВВП в 2017 г. к предыдущему году должен вырасти всего на 1,5–2,1%, а производительность труда по ВВП – на 1,6–2,1%. Это предполагает со­хранение или незначительное сокращение чис­ленности занятых – до 0,1%, что эквивалентно 4,5 тыс. человек. «Вброс» 5,8% фактически без­работных в экономику страны повлечет снижение производительности труда на 3,5–4%, а зарплаты – до 350 USD.

Можно, конечно, заставить всех «копать от забора и до обеда». Но рабочее место должно обеспечивать качественную трудовую жизнь, высокую производительность и достойную зар­плату. Ее социально приемлемый уровень – от 3 бюджетов прожиточного минимума, т.е. от 540 BYN. Иначе нас ждет другая про­блема. Плохая работа не только не повышает богатство страны и благосостояние населения, она загоняет людей в «ловушку бедности», ликвидирует стимулы к зарабатыванию денег и деморализует. Вследствие этого страна может попасть в «ловушку дешевого труда». Подобных примеров в мире множество. Как известно, зарплата выполняет инновационную фун­к­цию: на смену дорогому труду приходят высокопроизводительная техника и тех­нологии (экскаватор вместо лопаты), обеспечивая научно-­технический прогресс. Мы хотим ос­таться «бурлаками на Волге» в век роботов?

Среди зарегистрированных без­работных треть составляют женщины в возрасте до 30 лет. Наличие этого контингента потенциальных работников обу­словлено естественным рас­пределением ролей в обществе в соответствии с природным пред­назначением женщины. Их занятость называется репродуктивным трудом, связанным с рождением и воспитанием детей, ведением домашнего хозяйства. Роль и статус такого труда в мире дискутируется. Однако в нашем обществе он по-прежнему рас­сматривается как вспомогательный труд, а не реальный. Между тем исследования Бел­стата показывают, что жен­щины тратят в 2 раза больше времени на ведение домашнего хозяйства и вос­питание детей, чем мужчины: от 4 до 36 ча­сов в неделю, а в семьях с детьми до 10 лет – 4 часа 16 минут в день. Это вполне тянет на дополнительную работу в режиме неполной занятости. Из-за недооценки репродуктивного тру­да стра­дает психическое и физическое воспроизводство населения (простого воспроизводства которого в стране нет с 1980 г.). Необходима переоценка значимости репродуктивного труда, заслуживающего большего экономического и социального при­знания, он вполне может быть равноценен другим видам про­фессиональной деятельности. Лу­чше пусть один член семьи получает достойную зарплату, чем оба – социально неприемлемую.

Александр ШВЕЦ, председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации

Всем по работе и зарплатеРаспоряжения главы государства «дошлифовать» спи­ски плательщиков сбора на финансирование госрасходов к 1 апреля и трудоустроить всех безработных к 1 мая вызывают несколько вопросов. Для начала надо разобраться, кто же у нас является безработным: официально зарегистрированные в органах занятости или получатели «писем счастья»? Выходит, что и пер­вые, и вторые сегодня нуждаются в содействии при трудоустройстве.

На рынке труда сформирован определенный спрос на рабочую силу. Никакого всплеска потребности в работниках не прогнозируется. Более того, способы экономического стимулирования это­го спроса не обсуждались и не предложены. Что это значит? Возможно, предприятиям пред­пишут принять на работу какое-то количество «лишних» людей, чтобы только выполнить указания. Это теоретически могут быть временные трудовые бригады, например. Но на постоянной основе быстро трудоустроить официально зарегистрированных (0,9% от экономически ак­тивного населения) или фа­к­тически безработных (5,8%), не говоря уже о 470 тыс. получателей уведомлений на уплату сбора, – трудновыполнимая задача. Ес­ли только не подключить «ад­министрати­в­ный ресурс». Но его применение од­нозначно ударит по пред­приятиям: вырастет фонд оплаты труда и налоговые отчисления, что в итоге увеличит себестоимость товаров. А как же проблема эффективности производства? Напомню, что Указом № 78 предписано обеспечить прибыльность госпредприятий и снижение себестоимости их продукции на 25%. В то же время Минтруда и соцзащиты неоднократно отмечало в госсекторе избыточную чис­ленность работников и неэффективность ис­пользования наемного труда. Трудоустройство сверх экономической по­требности еще больше увеличит издержки таких пред­приятий, их эффективность резко упадет. Получается, что одни поручения вступают в противоречие с другими. Что касается какого-либо дав­ления на частные компании, то это недопустимо.

Административное вмешательство в саморегулируемый рынок труда в краткосрочном периоде продемонстрирует ор­ганизационные во­з­можности вла­сти. В них мы и так верим. Возможно, в экс­тренной ситуации, при гигантской безработице, управленческое давление имело бы смысл. Но у нас официальная безработица невысокая. Другая часть населения – те, кого причислили к тунеядцам, – практически либо самозанята, либо имеет воз­можность рас­пределить семейный доход на неработающих бли­зких. Дол­жны об­суждаться экономические меры повышения занятости населения, в т.ч. планы по созданию ежегодно 50 тыс. новых рабочих мест, о чем пока говорить нечего.

Александр ФИЛИППОВ, кандидат политических наук, эксперт Либерального клуба

Всем по работе и зарплатеКомментировать популист­ские заявления вроде требований о средней зарплате в 500 USD или трудоустройстве за 1,5 месяца всех безработных в стране, включая принуждение к работе асоциальных элементов, – дело неблагодарное. Как-­то неудобно напоминать про усугубляющийся экономический кризис, естественный уровень безработицы. Не хочется и вспоминать провал 100-­процентного трудоустройства в СССР, сопровождавшийся рос­том теневой экономики и колоссальными расходами на под­держание формальной всеобщей занятости. А ведь Беларусь такими ресурсами не располагает.

Любой популистский тезис от­личается неконкретностью. Кто такие безработные? Если речь идет, согласно использовавшейся до 2017 г. статистике, о лицах, официально зарегистрированных на бирже труда, то их относительно немного – всего 39,9 тыс. безработных на 1 февраля 2017 г. Предложить этим людям какие-то вакансии с зарплатой ниже минимального уровня оплаты труда или другими «изюминками» срав­нительно просто. Не составит про­блемы и заключать с ними сро­ч­ные трудовые договоры, например, до 1 июня. Подобных вариантов, позволяющих фор­мально выполнить требование Президента, много. Несомненно, чиновники подойдут к вопросу с иезуитской фантазией. Про­б­лема в том, что реальную ситуацию на рынке труда такой подход никак не решит, а в перспективе только усугубит.

Если речь идет о «приглашенных публично безработных людях», которые захотят попасть «на встречу» с главой государства в своих регионах, то проблему с безработицей мо­жно считать уже решенной.

Однако с экономической точ­ки зрения это далеко не так. Переход к новой методологии определения уровня безработицы показал, что ее фактический уровень, по дан­ным выборочного обследования домашних хозяйств, за 2016 г. составил 5,8% от экономически активного населения. Есть ос­нования полагать, что и эта цифра занижена. В прошлом году даже официальная статистика рапортовала о постоянном снижении количества занятых в промышленности и других ключевых отраслях. Более того, практика неполной рабочей недели и унизительно скудной оплаты труда также остается вне поля зрения подобных обследований.

Нет сомнений, что власть напугана неожиданными протестами в связи с Декретом № 3. Судя по всему, есть понимание того, что документ стал лишь катализатором недовольства. В нынешних условиях руководство страны вряд ли сможет что-то предложить все более отчаивающимся людям. На коренные реформы власть не готова, да и эффект от них проявится только в долгосрочной перспективе. Определенные сигналы говорят о том, что «оптимизация» (а прямо говоря – сокращения) продолжится и затронет все отрасли, а не только упоминаемые в официальных заявлениях МВД и госаппарат.

Как ни тяжело это признавать, но стабилизация положения воз­можна только при условии внеш­него финансирования. А потому для власти главное – тянуть время: пусть люди проедают накопленные сбережения и ждут «всем по 500 + рабочее место каждому». Если удастся получить кредит МВФ (что было и ранее маловероятно, а после доклада о правах человека в Беларуси почти иллюзорно), или же Россия возобновит поставки нефти в прежнем объеме (а некоторые новости на мировом энер­гетическом рынке позволяют считать такую возможность впо­лне реальной), то сам факт перспективы улучшения социально-экономического положения вкупе с дубинками ОМОНа сведут на нет протестные вы­ступления.

Автор публикации: Елена ПЕТРОШЕВИЧ

Подробнее на сайте Экономической газеты:
https://neg.by/novosti/otkrytj/vsem-po-rabote-i-zarplate