RUS ENG
Мероприятия БНПА: Июль
ПнВтСрЧтПтСбВс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31   
[все мероприятия]

Новости БНПА

19.05.2020
Белорусская научно-промышленная ассоциация намерена инициировать рассмотрение Конституционным судом практической реализации статьи Конституции о равенстве субъектов хозяйствования всех форм собственности
подробнее

14.05.2020
Принят Указ Президента "О пересчете стоимости активов и обязательств"
подробнее

08.05.2020
С 75-летием Великой Победы!
подробнее

29.04.2020
Александр Швец о мерах поддержки экономики
подробнее


[архив новостей]

БНПА как индикатор бизнес-климата


В этом году старейшее общественное объединение страны — Белорусская научно- промышленная ассоциация — отмечает 25-летие. Юбилей стал поводом для разговора с председателем организации Александром Швецом. Собеседник "БР" не только рассказал об истории БНПА, ее планах и целях, но и поделился своим мнением по актуальным сегодня темам: о кризисе, структурных реформах, государственно-частном партнерстве.

Об истоках БНПА.

25 лет назад Белорусская научно-промышленная ассоциация (БНПА) создавалась по инициативе руководителей крупнейших производственных объединений страны. Когда разрушился Советский Союз, а вместе с ним и привычные хозяйственные связи, возникла необходимость координации взаимодействий предприятий. Тогда во всех странах бывшего СССР стали создаваться ассоциации промышленников, которые своими силами пытались восстановить кооперационные контакты. По сути, был создан штаб по промышленному взаимодействию.

Изначально БНПА представляла собой союз как юридических, так и физических лиц. В 1999 году вступил в силу новый Гражданский кодекс, в соответствии с которым мы трансформировались в РОО "БНПА" как союз физлиц: менеджеров, научных работников, госслужащих, то есть представителей управленческого сообщества. Образовался и Белорусский союз нанимателей (БСН), в который сейчас входит более ста предприятий. По традиции председатель БНПА является и председателем совета БСН.

В 2006 году произошел "исход" государственных предприятий в отдельную организацию — Белорусскую ассоциацию предприятий промышленности (БелАПП). Тогда же по решению суда у БНПА изъяли принадлежащее ей здание, что мне представляется примером вопиющего неуважения к принципам собственности в нашей стране. Наши отечественные коллеги и иностранные партнеры воспринимают такие факты как индикатор: когда здание вернется к нам, можно будет говорить о переломе в отношении власти к собственности.

К сожалению, эта "ложка дегтя" портит отношение инвесторов, которые в целом положительно оценивают состояние дел.

О БНПА сегодня.

С 2010 года (начало моего председательства) мы "перегруппировались" и поставили задачу привлечения в наши ряды частных компаний, в том числе промышленных, независимых экспертов, экономистов, менеджеров и финансистов. И сейчас в ассоциации несколько экс-премьер-министров, министров, ряд экспертов-экономистов высшего уровня. Мы сделали ставку на независимую экономическую экспертизу.

Наша главная цель — совместная работа с органами госуправления над нормативными правовыми актами. Сегодня БНПА выступает в качестве "фильтра грубой очистки" на пути документов, противоречащих интересам бизнеса и, соответственно, государства.

Регулярно мы проводим советы деловых кругов, по итогам которых направляем наши предложения и рекомендации соответствующим органам. Благодаря нашей независимости и высокому уровню предлагаемых мер интеллектуальный потенциал наших экспертов востребован.

О диалоге бизнеса и власти, государственно-частном партнерстве.

Если обратиться к опыту наших коллег из стран бывшего соцлагеря, из Восточной и, конечно, Западной Европы, то нельзя не отметить, что у всех сформирован четкий, хорошо отлаженный регламентированный диалог бизнеса и власти.

В нашей стране диалог тоже идет. Правда, его эффективность под большим вопросом. Спрашивать-то с нас спрашивают, а вот прислушиваются к нам не всегда.

Что касается государственно-частного партнерства (ГЧП), то это же не просто разговоры, это реализация совместных проектов. Причем крупных инфраструктурных проектов, на которые либо у государства нет денег (но эти проекты нужны), либо их реализация за счет бюджета не совсем выгодна.

Ключевые блоки ГЧП — прописывание порядка управления рисками, ответственности, объемов инвестиций.

В нашей стране в качестве примеров ГЧП можно привести BelToll, а также установку камер фиксации правонарушений водителями транспортных средств: сотрудники ГАИ признают эффективность таких новшеств, это чрезвычайно полезная вещь. Еще один пример — создание частных детских садов в Минской области.

В русле развития ГЧП следует обратить внимание на привлечение зарубежных инвесторов в порядке концессии. К сожалению, у нас пока затормозилось принятие закона о ГЧП. Высказывается мнение, что для реализации таких проектов достаточно действующего законодательства. На мой же взгляд, принятие этого документа в гораздо большей степени решает другую задачу: через отдельный законодательный акт мы даем понять, что это важно для государства, что оно будет уделять отдельное внимание этим экономическим субъектам и развивать с ними партнерские отношения.

О судьбе отечественной промышленности.

Совершенно очевидно, что нельзя продолжать выпускать такое количество продукции нынешнего уровня, сохраняя (и повышая) нынешнюю зарплату при неизменности производительности труда.

Без сокращений сотрудников не обойтись. Для этого можно использовать несколько вариантов: от безболезненного через менее болезненный к радикальному. Очевидно снижения уровня жизни работникам не избежать.

В целом можно выделить две фазы в решении судьбы отечественной промышленности — тактическую и стратегическую. На первой стадии важно преодолеть шок и элементарно выжить. Здесь нужно максимально диверсифицировать сбыт, продавать продукцию "всеми правдами и неправдами": за счет дисконта, ценового демпинга. Нужно бороться за свою долю каждого рынка, максимально отказаться от оперативных затрат, чтобы снизить цену на продукцию.

Вторая фаза, реализация которой должна начаться во время первой, состоит в построении стратегических планов. Руководству страны, отрасли, предприятия необходимо задаться вопросом: видим ли мы то или иное предприятие, выпускающим ту же продукцию через 5 или 7 лет? Мы должны проработать вопрос экономически выгодных для завода путей развития. Может, больше всего прибыли принесет строительство на его месте развлекательного центра? Только после такой тщательной проработки можно принять решение: ликвидировать, перепрофилировать или сохранять.

Что касается длительности первого этапа нынешнего кризиса, то думаю, что устойчивый тренд экономического восстановления может появиться не ранее чем через два года.

О росте неплатежей в реальном секторе.

Это не просто проблема. Она носит нарастающий и стратегически тревожный характер. Правительство и Нацбанк "зажали" эмиссию в условиях рыночного хозяйствования. Но, не меняя экономическую модель, нельзя полностью отказываться от эмиссии, так как это навредит экономике, в то время как в небольших дозах она поможет развязать платежи. К сожалению, пока у нас нет другого выхода. Если мы совсем откажемся от эмиссии, могут произойти вещи гораздо хуже ее последствий. Думаю, что нынешнее, профессиональное руководство Национального банка вполне в состоянии справиться с задачей разумного управления эмиссией.

О необходимости структурных реформ.

В белорусской экономике некоторые перекосы так давно замалчиваются и не решаются, что уже стали носить психологический характер. Считаю, что давно назрела существенная корректировка курса (я не говорю о его радикальном изменении), что позволит справиться с макроэкономическими перекосами. Главное — создать систему, при которой у нынешних неэффективных государственных предприятий появится новый владелец. Мировой опыт показывает, что таковым является частный собственник.

Решение крупных экономических задач невозможно без политической модернизации. Прежде всего я имею в виду органы представительной власти. На самом высоком уровне необходимы желание перемен, признание ошибок и план действий.

Прежде следует ответить на ряд вопросов. Какие посильные задачи надо ставить? Какой должен быть запас прочности? Куда мы идем? Чтобы промежуточные показатели не представлять в виде самой цели.

Мне основной целью представляется сохранение суверенитета нашей страны, что невозможно без экономических базовых преобразований. Например, стоит ли продавать "Беларуськалий", МТЗ, "Гродно Азот"? По моему мнению, не стоит. Минский тракторный завод, например, может вступить в международную коалицию с каким-нибудь производителем и производить узлы и агрегаты для него.

Слишком централизована экономическая власть, очень большой процент ВВП перераспределяется через бюджет. В таких условиях, как ни борись с коррупцией, она будет проявляться везде, а это значит, что менять нужно базовые условия и проводить децентрализацию экономики, увеличивать долю частной собственности, особенно за счет продажи неэффективных предприятий.

О зарплате в конвертах.

В принципе, я против такой формы борьбы, как донос. Правда, в данной ситуации и на данном этапе такой подход может оказаться эффективным, однако системно он проблему не решит.

Чтобы не было зарплаты в конвертах, необходимо устранить экономическую целесообразность этого явления. Чем руководствуется работодатель? С его точки зрения, избыточным размером социального налога. Снизить его сегодня государство не имеет никакой возможности, так как любые изменения по уменьшению поступлений в Пенсионный фонд сделают невозможным выплаты из него, которые и так небольшие. Нужно хотя бы начинать диалог по пенсионной реформе. Новая экономическая модель без такой реформы невозможна.

 

Источник:
http://www.belmarket.by/ru/323/170/25756/